скрыть общую навигацию по сайту

Революция и авангард (история одной семьи)

28.01.2017

Доклад зав. сектором аналитической антропологии, профессора кафедры социальной философии философского факультета РГГУ

Валерия Александровича Подороги

 

«Революция и авангард (история одной семьи)»

 

2 февраля 2017 г.

 

 

 

2 февраля 2017 года в Институте философии РАН на втором заседании «Общеинститутского семинара»

с докладом «Революция и авангард (история одной семьи)» выступит

В.А. Подорога, доктор философских наук, главный научный сотрудник Института философии РАН.

(руководители семинара: академик РАН А.В. Смирнов и академик РАН А.А. Гусейнов)

 

Планируется видеозапись и фоторепортаж

 

Доклад будет состоять из Вступления и 4 частей:

 

1. Во Вступление будет представлена краткая истории семьи Сергей Михайловича Эйзенштейна, великого русского  режиссера.

 

2. В первой части доклада предпринимается попытка разобраться с терминологией. Сначала: анализ частоты использования термина революция: как имени (события), как понятия,  метафоры и т.п. Затем  установление контекста понимания понятия авангард.

Авангард-1 (революционного действия) – это субъект революции, наиболее передовая и радикально настроенная часть общества, ставящее перед собой цели захвата и удержание власти. На языке ленинского политического радикализма - это класс, партия, вожди, с опорой на неограниченное применение насилия («диктатура пролетариата»). Идея «мировой революции»,  непрерывной и универсальной.

Авангард-2 – та часть творческой интеллигенции, которая создает условия для культурно-эстетического обновления общества и служит «победившему» классу и его вождям. Идея локальной  революции («ограниченной» в своей применимости)

 

3. Во второй части  - поиск ответа на следующие вопросы. Что такое революция – процесс или прерывание (хода событий) ? Мы исходим из того, что Революция должна быть приравнена к особому классу исторический событий.  Революция  = Событию, которое удостоверяет разрыв между «старым порядком» и «новым» устройством общества.

Результатом революционного самосознания есть поиск Начала, собственной Истории (всеобъясняющего и свидетельствующего нарратива). Отсюда и начинается тема Революции как Мифа

Учитывается мнение ряда авторитетных ученых-историков и философов, обсуждавших схожую проблематику (А.Токвиль, В.Беньямин, Э.Ж.-П.Сартр,  Х.Арендт,  Ф.Фюре, Э.Канетти и др.)

 

4. В третьей части рассматриваются проблемы,  связанные с разработкой деятелями искусства авангарда революционной мифографии, - как возможно «сотворение» революционного МИФА. Если мы признали за революционным изменением СОБЫТИЕ, то это всего после. Статус События можно придать лишь тому явлению, которое может быть рассказано. Событие нуждается в соответствующем нарративе, демонстрации и показе, как если бы оно «состоялось» именно так, как теперь о нем рассказывают и представляют. Тройная формула: СОБЫТИЕ/НАРРАТИВ/МИФ. Другими словами, событие революции устанавливается задним числом и только тогда, когда миф о революции отчасти сформирован в самосознании «передового класса».

Будет предложен разбор трех вариантов «постройки» великого революционного мифа. Учитывая особо эффективные способы воздействия на постреволюционное общественное сознание, какими располагал в то время русский авангард   ( а это прежде всего театр и кинематограф)

 

Николай Евреинов                             

Театр как способ репрезентации/участия «революционной» массы в Революции

Театрализация события Революция началась почти сразу же в художественной практике авангарда, появились и первые летописцы-мифографы Революции. Наиболее заметный вклад внес Николай Евреинов,  когда руководил постановкой «Взятие Зимнего дворца» в 1920 году. Цель повторить событие октября 1917 -  театрализовать, т.е. сделать наглядным революционный миф, наделить каждого участника представления верой в то, что Революция октября состоялась.

Н. Евреинов как режиссер и теоретик «Театра для себя» пытается применить  разнообразные приемы «авто-театрализации» в массовых «революционных» представлениях.

 

Дзига Вертов

Документ как элемент революционного мифа.

Ошеломляющий успех фильма Дз.Вертова «Человек с фотоаппаратом» свидетельствует о том, что киноаппарат стал Великой социальной машиной. Мы видим, как он собирает реальность (ее случайные фрагменты») в единое мозаичное целое. Куски, блоки, фрагменты реальности разом оказываются в едином целом, несмотря на то, что  они были первоначально «схвачены» в своем измерении. Все удаленное друг от друга, что не могло пересечься, теперь соседствует;  и может быть воспринято одним движением взгляда, одним времени и в одном образе реальности. «Кино-глаз» Вертова порожден киноаппаратом, и является абсолютно искусственным, машинным, обесчеловеченным. Эффект воздействия фильма-документа как раз заключался в особой техно-вооруженности киносубъекта. Программа «кино-правды» как документа Революции: субъект буквально физически совпадал с «глазом» киноаппарата, а тот не отличал себя от Реальности, ставшей Революцией.

 

Сергей Эйзенштейн

Миф революционный как задача и цель авангарда

Революция в качестве мифа, а это значит, что другой революции и нет, кроме той,  которая навсегда сцепляется с мифом о себе.   Для Э., как человека,  выбравшего свой путь в качестве мифографа Революции не было никаких сомнений, что революция в том виде, в каком она обрушила-взорвала Русскую империю, была невидима, внезапна, и мало, кто мог бы угадать ее будущие последствия. Что такое октябрьская Революция ? Не то ли, во что она, в конечном итоге, трансформируется, т.е. Революция есть всегда  собственный Миф. Другими словами, Революцию нельзя и невозможно отделить от Мифа, который ее питает, реконструирует, «представляет», показывает в действии (вопреки времени ее завершения или начала). Миф о революции не нуждается в точных исторических датировках и временных периодах (когда и что произошло, кто, где и  когда участвовал, что действительно было, а чего не было и пр.).

 

5. В четвертой части будет обсуждаться вопрос о судьбе творческой, »революционной» интеллигенции в эпоху становления социального («тоталитарного») государства. Время Большого террора и искусство авангарда.

 

 

Тезисы доклада, литература