скрыть общую навигацию по сайту

Марченко Олег Викторович

 

Доктор философских наук, профессор кафедры истории отечественной философии РГГУ.

 

 

 

Образование:

Харьковский государственный университет, филологический факультет, русское отделение.

Аспирантура Института Философии Российской Академии Наук.

Докторантура РГГУ.

 

Диссертации:

Кандидатская диссертация «В. Ф. Эрн как историк русской философии».

Докторская диссертация «Философия Г. С. Сковороды и русская философская мысль XIX-XX вв.».

 

Сфера исследовательских интересов

 Исследователь отечественной философии и литературы XVIII – XX вв.

 

Читаемые курсы:

История русской философии

КПВ. Г.С.Сковорода и русская философская мысль XIX – XX вв. (бакалавриат)

  • История философии
  • Философия

 

Публикации 

Автор ряда книг и сотни статей, опубликованных на русском, украинском, польском, сербском, английском, французском, итальянском языках. В том числе:

 

Экзегеза у Григория Сковороды: некоторые аспекты изучения //Вестник Харьковского университета. - №354. –Харьков: Основа (ХГУ), 1991. -С.86-96.

«…Мы хотели бы остановиться лишь на двух моментах экзегезы у Сковороды: 1) “синтетический” состав “мира символичного”: истоки и смысл; 2) соотношение в сковородиновской экзегезе Ветхого и Нового заветов. (…) Для анализа воспользуемся одним текстом из диалога «Асхань» - произведения, в котором Сковорода задолго до трактатов «Жена Лотова» и «Икона Алкивиадская» сформулировал основные принципы толкования “мира символичного”…»

 

В поисках своеобразия русской философии: В.Ф. Эрн //Философия в России XIX - начала XX вв.: преемственность идей и поиски самобытности. -М.: ИФАН, 1991. -С.101-113.

 

 

 

Нариси з фiлософii Григорiя Сковороди. –Харкiв: Основа (ХДУ), 1993. -152 С. (в соавторстве с Л. В. Ушкаловым).

В монографии рассматривается широкий круг проблем, касающихся главных моментов философского учения Г.С. Сковороды (теории «двух натур» и «трех миров», концепции самопознания и «сродного» труда, идеал человека как самодовлеющей сущности), в его связи с философской мыслью Античности, Средневековья, Возрождения, Барокко, Нового и Новейшего времени, представленной именами Платона, Эпикура, Плутарха, Лукиана, Филона Александрийского, Оригена, Климента Александрийского, Дионисия Ареопагита, Августина, Максима Исповедника, Эразма Роттердамского, Петра Могилы, Ивана Вишенского, Димитрия Ростовского, Стефана Яворского, Николая Гоголя, Памфила Юркевича, Федора Достоевского, Владимира Соловьева, Павла Флоренского, Владимира Эрна, Алексея Лосева и др. Сущностные оставляющие метафизики Сковороды и формы ее вербально-иконического существования (персоналистически истолкованный платонизм, доктрины «безначальности истины» и Софии-Премудрости Божией, библейская герменевтика, диалогические жанровые структуры) последовательно рассматриваются в пяти главах работы: «Метафiзика Григорiя Сковороди у дзеркалi платонiзму», «Theatrum mundi: сковородинiвська доктрина про СофiюПремудрiсть Божу та її вербальна iконография», «Зняття антитетики “Афiн” та “Єрусалиму” на теренi вчення про “безначальну iстину”. (Про цитацiю Євагрiя Понтiйського в одному з листiв Григорiя Сковороди)», «Сковородинiвська екзегеза текстiв Святого Письма Старого та Нового Заповiту як форма iнобуття “ейдосу” “чоловiка божого”», «Iстина як iснування-в-iстинi: жанрова природа фiлософських дiалогiв Григорiя Сковороди».

 

Свенцицкий Валентин Павлович //Сто русских философов. Биографический словарь. – М.: Мирта, 1995. -С.216-218.

 

Сковорода Григорий Саввич; Эрн Владимир Францевич //Русская философия. Малый энциклопедический словарь. – М.: Наука, 1995. – С.469-474; 613-616.

 

Z(a)męczony dialog //Lubelskie odczyty filozoficzne. Zbior 6. -Lublin 1997. Dialog kultur. O granicach pluralizmu. -Lublin: UMCS, 1998. -S.61-67.

«…Słowem “dialog” w sferze kultury można – zgódźmy się – ozaczyć mnóstwo rzeczy. Jeden z najcenniejszych zabytków w Lublinie, katolicki kościół Św. Trójcy z XIV wieku został namalowany w XV wieku w stylu rusko-bizantyńskim (“malował mistrz Andrzej”) – to dialog kultur. Spektakl teatru “Gardzienice”, Żywot protopopa Awwakuma, w którum wschodnioeuropejski eschatologizm, dynamism, ekstatyczność przeżywania wyraża się za pośrednictwem rzeźby – typowej dla kultury katolickiej formy plastyczności – to, sądząc ze wszystkiego, także dialog kultur. Warto tu przypomnieć, że w tradycji prawosławnej rzeźba zwykle kojarzy się z tym, co pogańskie przedchrześcijańskie czy zgoła antychrześcijańskie. Ta sama intencja jest obecna nawet w wielkiej literaturze – u Puszkina, Gogola, Błoka, Chlebnikowa, Majakowskiego i innych. Szczególnie charakterystyczne jest odrzucenie rzeźby w stylu barokowym przez rosyjskich staroobrzędowców.

Jednakże problem powstaje wówczas, gdy twierdzi się, że wszystko jest dialogiem, a dialog jest wszystkim…»

 

Владимир Эрн и его книга о Григории Сковороде //Волшебная Гора. –Т.VII. –М.: РИЦ “Пилигрим”, 1998. –С.10-25.

«…Книга Эрна, этот шедевр русского философского самосознания, вызвала массу самых разнообразных откликов (С. Дурылин, В. Розанов, Д. Философов, Б. Яковенко, Ф. Степун, Е. Трубецкой, Г. Флоровский, Андрей Белый, Г. Шпет, В. Дорошенко, М. Федюшка, Н. Сумцов, М. Сриблянский, Д. Багалей, Е. Маланюк, В. Заикин, М. Возьняк, Д. Чижевский и др.). Об отзывах, рецензиях и откликах, как прижизненных, так и позднейших, в том числе советских времен, вполне можно было бы написать небольшую монографию. Эрновская концепция оригинальной русской философии оказала ощутимое, явное и неявное, воздействие на более поздние аналогичные построения А. Лосева, Вяч. Иванова, Л. Карсавина, С. Франка, Г. Флоровского, Н. Лосского, В. Зеньковского и др. Последнее сказывается, между прочим, и в том забавном факте, что в нескольких публикациях самого последнего времени (в том числе словарных и энциклопедических) идеи Эрна приписываются другим авторам или же, при характеристике отечественной философской традиции, используются анонимно. Что же касается исследований творчества Сковороды, то количество публикаций о нем чрезвычайно велико и непрерывно растет; так или иначе, и по сей день ни одна серьезная работа об украинском мыслителе не обходится без опоры на книгу русского философа…»

 

Эрн Владимир. Григорий Саввич Сковорода. Жизнь и учение //Волшебная Гора. –Т.VII. –М.: РИЦ “Пилигрим”, 1998. –С. 26 – 157. [Подготовка текста и текстологический комментарий - О.В. Марченко]

 

Проблема метода историко-философского исследования у В. Ф. Эрна // Философия и современные проблемы гуманитарного знания. – Сб. статей [Сб.1] /Сост. и ред. О. В. Марченко –М.: “Мир книги”, 1998. –С .58 – 72 .

«…Размышления о методе историко-философского исследования занимают в творчестве В. Ф. Эрна очень важное место. Не случайно свою книгу о Г. С. Сковороде русский философ открывает специальным введением под названием “Основной характер русской философской мысли и метод её изучения»; подобного рода методологических введений не содержат, скажем, книги Н. А. Бердяева об А. С. Хомякове и С. А. Аскольдова об А. А. Козлове из той же «путейской» серии монографий «Русские мыслители»…

Нужно, однако, заметить, что размышления о методологии у Эрна связаны с исследованием русской философии лишь опосредованно и вторично. Изначально они стимулированы контекстом европейских исторических исследований, посвященных преимущественно вопросам раннего христианства.

Главное место здесь занимает либеральная протестантская теология Х1Х - начала ХХ вв., в мышление которой, как отмечает знаток этой темы И. Л. Громадка, проникает слишком много «плоского позитивизма». Этот тип мышления понемногу начинает доминировать и среди российской читающей публики начала ХХ в. благодаря многочисленным переводам западных работ и появлению отечественных исследований сходной проблематики и методологии. Лозунги “научности”, “объективности”, “свободы от догматических предпосылок” в пользу “непредвзятого” исследования и т.п. становятся чрезвычайно популярны…»

 

 

Духовный алфавит. Григорий Сковорода и литература его времени /Сост. О. В. Марченко и А. В. Панибратцев. –М .: Славянский диалог, 2000. –479 С.

В первой части сборника представлены (в редакции В. В. Милькова) апокрифы «Повествование о том, как сотворил Бог Адама», «Хождение богородицы по мукам», «Сказание Афродитиана персиянина», а также подготовленные А. В. Панибратцевым фрагменты лекций Феофилакта Лопатинского (Введение (Introductio)в философский курс), некоторые проповеди Димитрия Ростовского («Смирением побеждай вражду», «Доброе слово земледельцу», «Что такое смерть и сколь полезно памятование о ней» и др.), в которых его воззрения на проблему преодоления «внешнего человека» «внутренним» проявляются особенно ярко, «Катехизис или первоначальное наставление в христианском законе» митрополита Платона Левшина (с разрешения П. В. Калитина). Во второй, основной, части книги представлены избранные сочинения Григория Сковороды, подготовленные О. В. Марченко. В сборник работ украинского поэта и философа вошли стихотворные Песни 2, 7, 10, 12, 13, 14, 17, 18, 19, 24, 28 и 30 сборника «Сад божественных песней, прозябший из зерн Священнаго Писания», «Разговор о Премудрости», «О вечности» (русский перевод латинского оригинала), трактаты «Начальная дверь ко христианскому добронравию», «Книжечка, называемая Silenus Alcibiadis, сиречь Икона Алкивиадская (Израилский змий)», «Книжечка о чтении Священнаго Писания, нареченна Жена Лотова», диалоги «Наркисс», «Беседа 2-я, нареченная Observatorium Specula», «Разглагол о древнем мире», «Разговор пяти путников об истинном щастии в жизни», «Алфавит или Букварь мира», Брань архистратига Михаила со Сатаною…», «Пря Бесу со Варсавою», «Потоп змиин», а также один из сковородиновских переводов «Книжечка Плутархова о спокойствии души». Избранные сочинения Сковороды публикуются без сокращений, на основе текста, содержащегося в издании «Повнє зiбрання творiв» (У 2-х т. – К., 1973), в варианте, максимально стремящемся сохранить стиль письма философа. Поскольку издание носит популярный характер, примечания и комментарии даны выборочно.

 

Григорий Сковорода, его жизнь, сочинения и учение // Духовный алфавит. Григорий Сковорода и литература его времени /Сост. О.В. Марченко и А.В. Панибратцев. –М.: Славянский диалог, 2000. -С.139-156.

«Украинский мыслитель восстановил и реализовал в своей жизни и учении древнее, исконное представление о философии. Любовь к мудрости, софийному мастерству, философия – не сумма готовых знаний, которую следует лишь усвоить, а затем передать ученикам и последователям. Философия – прежде всего путь, рискованный поиск, впервые выявляющий природу человека, преобразующий сам режим его существования. Это аскетическое усилие как креативный акт, экзистенциальное предпочтение, “снимающее” без-у-словность мировой данности и позволяющее бытию явить, а человеку услышать голос логоса, смысла, истины. Усилие, пробуждающее самосознание, неустанная работа по поддержанию его бодрствования, “стояние на страже” интеллектуальное и нравственно-эмоционально-волевое. Именно в этом определенном образе жизни коренится философский дискурс, но философ – больше, чем его дискурс, ибо сам он – знак, жест, фигура трансцендентного, явленного предельно жизненно и конкретно. Важно также, что философия, это “веселое ремесло и умное веселие” (Вяч. Иванов), насквозь пронизана стихией игры, она и родилась в этой стихии, о чем философ не забывает даже перед смертью. “Как нам похоронить тебя, Сократ? – спрашивали философа ученики. – Как угодно, – отвечал Сократ, – если, конечно, сумеете меня схватить и я не убегу от вас”. Помнил это и Боэций, беседующий в темнице с Утешительницей-Философией. Напоминал об этом и Сковорода, завещав написать на могильном камне свое знаменитое: “Мир ловил меня, но не поймал”»

 

Борьба за Логос. Опыты философские и критические”, “Кризис западной философии (Против позитивистов)”, Лапшин Иван Иванович, Свенцицкий Валентин Павлович, Сковорода Григорий Саввич, “Смысл творчества. Опыт оправдания человека”, Шпет Густав Густавович, Эрн Владимир Францевич, “Явление и смысл. Феноменология как основная наука и её проблемы”//Новая философская энциклопедия. -В 4 т. -Т.1. -М.: Мысль, 2000. -С.301; -Т.2. -М.: Мысль, 2001. -С.323, 374; -Т.3. -М.: Мысль, 2001. -С.499-500, 563, 579-580; -Т.4. -М.: Мысль, 2001. -С.394-395, 454-455, 503-504.

 

Люблинские доклады //Философия и современные проблемы гуманитарного знания. –Сб.2. Памяти В.И. Свинцова /Сост. и ред. О.В. Марченко. -М.: Мир книги, 2000. -С.139 – 162;

 

Философия и современные проблемы гуманитарного знания. – Сборник 3. /Сост. и ред. О.В. Марченко. –М.: Мир книги, 2002. –С.175 – 211.

«…Похоже, Юзеф Бохеньский имел основания для иронии по поводу того, что рассуждения о диалоге в среде интеллектуалов, журналистов и т.п., по своей распространённости и навязчивости, превратились в настоящее суеверие. Российской публике это понятно, поскольку в атмосфере современной социальной демагогии, с одной стороны, и в свете регулярно возобновляющегося интереса к наследию М. М. Бахтина, с другой, такие слова, слова, слова как «диалог», «диалог культур», «культура как диалог», «диалог как игра», «игра как диалог», «необходимость диалога в политике», «диалог религий», «религия диалога», «диалогичность» и «полифоничность» (всех мастей) не сходят со страниц газет, журналов и книг…»

 

О священнике Александре Ельчанинове и его «Записях» // Roczniki Humahistyczne. Towarzystwo Naukowe KUL. –Tom L, zeszyt 7. Slowianoznawstwo. –Lublin, 2002. –S.73 – 86.

«…А. В. Ельчанинов – весьма заметная фигура русской культуры первой трети ХХ века, в оба периода своей жизни и деятельности, и в России, и с 1921 года во Франции…

Тем не менее следует признать тот факт, что Ельчанинов в исследовательском сознании оказался вытеснен другими деятелями русского религиозно-философского Ренессанса и эмиграции, причём как фигурами первого, так и второго и третьего ряда. Знаменитые «Записи» переиздаются по первому парижскому изданию без изменений и дополнений, без комментариев, не исправлены даже опечатки. По свидетельству родственников о.Александра, его парижский архив остаётся до сей поры невостребованным. Настоящие страницы – попытка наметить ряд интересных, на мой взгляд, тем и аспектов, касающихся жизненного и творческого пути о. Александра и его книги «Записи»...»

 

 

Очерки по истории философии. – М.: «Мир книги», 2002. – 252 С.

Вопрос о субъекте в его отношении к истине, самопознание и забота о себе, сократическая тема, вера и разум, типология мистики, библейская герменевтика и философия как внехрамовая литургия, личина-личность-лик, исторические дела философии, «круглое мышление» и метод историко-философского исследования, «диалог» культур и «энтелехия» культуры, странничество, Логос, София, специфика отечественной философии, апокатастасис и «пирамида света и тьмы», – эти и другие узловые для европейской и русской мысли темы исследуются автором с привлечением обширного историко-философского и социо-культурного материала. В книге рассматривается проблематика жизни и творчества Г. С. Сковороды, Ф. М. Достоевского, В. С. Соловьева, Д. С. Мережковского, Н. А. Бердяева, В. И. Иванова, П. А. Флоренского, В. Ф. Эрна, В. П. Свенцицкого, А. А. Блока, С. М. Соловьева, А. В. Ельчанинова, Г. Г. Шпета, Ф. А. Степуна, А. Ф. Лосева и др. Для студентов и аспирантов гуманитарных специальностей, для всех, интересующихся историей философской мысли.

См. текст очерка

 

Сократическая тема у Достоевского //Историко-философский ежегодник’2001 /Институт философии. – М.: Наука, 2003. –С.144 – 155.

«С тех пор, как дельфийский оракул возвестил, что “Сократ превыше всех своею мудростью”, сын Софрониска и Фенареты стал в европейской традиции образцом философа; человек самый лучший из всех, кого довелось нам узнать на нашем веку, да и вообще самый разумный и справедливый, - свидетельствовал Платон. «Французским Сократом» называли современники Пьера Абеляра, «украинским Сократом» - Григория Сковороду. «Китайским Сократом» именовали Конфуция. Утверждение Чаадаева, что жизнь, не пробуждённая работой самосознания, напоминает сон и не является в собственном смысле слова жизнью - сократически ориентировано. Так же как и его знаменитое: «Прекрасная вещь - любовь к отечеству, но есть нечто ещё более прекрасное - любовь к истине. Любовь к отечеству рождает героев, любовь к истине создаёт мудрецов, благодетелей человечества». Не шумите, афиняне!

Внимательно присмотревшись к авторским характеристикам Степана Трофимовича Верховенского, одного из центральных персонажей романа «Бесы», можно заметить ряд черт, рисующих его с несколько неожиданной стороны. “(...) Про меня (...) нашептали (...), - жалуется “главный учитель” своей покровительнице генеральше Ставрогиной, имея в виду городских обывателей, - что я развратитель молодёжи и рассадник губернского атеизма”...»

 

К истокам замысла «Истории русской философии» В. В. Зеньковского //Вестник Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета. Богословие. Философия. –Вып.I:16. –М., 2006. –С.105-113.

 

 

Владимир Эрн и его концепция русской философии //В. Ф Эрн: pro et contra /Сост., вступ. ст., коммент. А. А. Ермичева. –СПб: РХГА, 2006. - С.824-855, 966-972.

«…Эпиграф к предлагаемому тексту взят из работы Г. Г. Шпета, посвященной разбору книги В. Ф. Эрна о Винченцо Джоберти. Говоря об особом типе национальной философии, Шпет ближайшим образом имеет в виду философию итальянскую, так называемый католический модернизм в Италии, исследованию которого Эрн посвятил много времени и сил. Однако в более широком смысле эти слова Шпета можно и должно отнести также к стремлению его друга прояснить и утвердить в общественном сознании идею своеобразия философии русской. Именно в этом и заключается, по сравнению с предшественниками - архимандритом Гавриилом (Воскресенским), Я. Н. Колубовским, Е. А. Бобровым, М. М. Филипповым, В. В. Чуйко, А. И. Введенским, А. Никольским – принципиальная новизна и радикальность замысла Эрна…»

 

Сумцов Н.Ф. Сковорода и Эрн //В. Ф. Эрн: pro et contra /Сост., вступ. ст., коммент. А.А. Ермичева. –СПб: РХГА, 2006. -С.675-684, 953-956. Перевод, комментарий О.В. Марченко.

 

 

Григорий Сковорода и русская философская мысль XIX-XX веков. Исследования и материалы. Часть I. –М., 2007. – 276 С.

В главе I предлагаемой работе автор стремится последовательно раскрыть основные аспекты философского учения Г.С. Сковороды и формы его философско-художественного выражения (1. «Г.С. Сковорода: жизнь, сочинения, основные идеи». 2. «Библейская герменевтика Г.С. Сковороды». 3. «Философский диалог Г.С. Сковороды как внехрамовая литургия»). В главе II подробно рассматривается учение украинского старчика в проблемно-тематическом контексте русской мысли XIX-XX вв. (1. «Афины и Иерусалим». 2. «Учение о Софии Премудрости Божией». 3. «Диалектика божественного и человеческого»). Следующий шаг состоит в проблематизации и концептуализации фигуры Г.С. Сковороды как специфического мифа, образа и символа русского философского самосознания/самоописания того же периода, т.е. в качестве важнейшего элемента устроения русского философского сознания. В приложении помещен выполненный автором перевод работы Н.Ф. Сумцова «Сковорода и Эрн», а также найденная автором в архиве семьи Флоренских работа С.Н. Дурылина «Памяти Эрна»; оба текста сопровождены подробными комментариями.

 

К истокам замысла «Истории русской философии» В.В. Зеньковского //Вестник Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета. Богословие. Философия. –Вып.I:16. –М., 2006. –С.105-113.

 

О шестовской стратегии чтения //Философские науки. М., – 2006. – №8. – С.143 – 145.

«…В Шестове привлекает и завораживает мощный анти-риторический пафос, стремление и умение ставить неудобные вопросы – но его стратегия остается риторической, решаемой в плоскости виртуозной стилистики. И достаточно однообразной, предсказуемой, по мере чтения его произведений, одного за другим. Прозвучало сравнение Шестова с Розановым; я бы решительно противопоставил эти две фигуры. Интерпретация Шестова угадываема, интерпретация же Розанова напоминает, извините за такое сравнение, движение пули со смещенным центром: попадая в те или иные плотности, она непредсказуемо меняет траекторию…»

 

Григорiй Сковорода та Жозеф де Местр (про один призабутий сюжет). До ювiлею Леонiда Володимировича Ушкалова //Збiрник Харкiвського iсторико-фiлологiчного товариства. Нова серiя. –Харкiв, 2006. –Т.12. –С.71-84.

 

Григорий Сковорода и Жозеф де Местр (об одном забытом сюжете) //Slavica Litteraria. – Brno. -2008. -№1. –S.11-25.

См. текст статьи

 

Об одном забытом сюжете: Григорий Сковорода и Жозеф де Местр //Conversatoria Litteraria. Międzynarodowy Rocznik Naukowy. 2. W kręgu zagadnień komparatystyki: teoria i praktyka związków literackich. – Siedlce – Banská Bystrica, 2009. –S.167-182.

 

К истории европейского сократизма: Н.Ф.Федоров // "Служитель духа вечной памяти". Николай Федорович Федоров (к 180-летию со дня рождения). Сборник научных статей. В 2 частях. Ч. 2. М.: Пашков дом, 2009. -С. 124 - 132.

 

К вопросу о формировании историко-философской позиции Дмитрия Чижевского: истоки и вехи //Наследие Дмитрия Чижевского и проблемы его изучения. – Siedlce, 2009. –С.9-12.

 

Творчество Григория Сковороды в размышлениях Дмитрия Чижевского: некоторые замечания //Вестник Православного Свято-Тихоновского государственного университета. –I. Богословие. Философия. -2009. –Вып.3 (37). –С.35-43.

См текст статьи

 

Творчество Григория Сковороды в размышлениях Дмитрия Чижевского: истоки и вехи //Kultura i oświata w europejskim międzywojniu (1918 – 1939). – Siedlce, 2010. –S.129-137.

 

Творчество Николая Гоголя и Григория Сковороды в размышлениях Дмитрия Чижевского //Litteraria Humanitas. – XV. N.V. Gogol: Butí díla v prostoru a čase (studie o živém dědictví). – Brno, 2010. – S.235-243.

 

 

Сковорода, Григорій. Повна академічна збірка творів / За ред. проф. Леоніда Ушкалова. - Харків: Майдан, 2010. - 1400 с. (См. также: Сковорода, Григорій. Повна академічна збірка творів /За ред. проф. Леоніда Ушкалова. – Едмонтон, Торонто: Видавництво Канадського Інституту Українських Студій; Харків: Майдан, 2011. -1400 с.) Комментарии (в соавторстве с Л. В. Ушкаловым).

Книга вышла под эгидой Института литературы им. Т. Г. Шевченко и Института философии им. Г. С. Сковороды Национальной Академии Наук Украины, это первое издание классика отчественной мысли в академическом формате за все постсоветское время на всем постсоветском пространстве Имеющиеся киевские академические двухтомники 1961 и 1973 гг., а также московский двухтомник 1973 г., к настоящему дню уже изрядно устарели, в них присутствует большое количество текстологических ошибок, не говоря уже о известной идеологической ангажированности и понятной ограниченности предисловий, примечаний и комментариев. Харьковское издание предлагает читателю тщательно подготовленные по рукописям и основным (лучшим) спискам тексты Сковороды, в согласии с требованиями современной текстологии. Атрибутированы цитаты, аллюзии и реминисценции, в изобилии присутствующие в сочинениях Сковороды, что позволило не только создать надлежащий научный аппарат, но и исправить многочисленные ошибки переписчиков и публикаторов прошлых лет, правильно разграничить цитаты и собственно авторский текст, расшифровать имеющиеся в рукописях сокращения и т. п. Украинские переводы латинских и греческих текстов Сковороды подаются в обновленной редакции (присутствуют, разумеется, и сами оригиналы). Особое место в издании занимают обширные и профессионально-качественные комментарии к сковородиновским идеям, универсалиям и образам, которые связаны с древней греческой и римской литературой, святоотеческой и новоевропейской традициями, украинской барочной книжностью.

Непосредственными исполнителями этого весьма сложного и трудоемкого проекта были Александра Ушкалова (компьютерный набор, подготовка и корректура текста), доктор философских наук, профессор РГГУ Олег Марченко (подготовка примечаний и комментариев), доктор философских наук, профессор Мария Кашуба и Любовь Пащина (сверка латинских и греческих текстов), а также, разумеется, доктор филологических наук, профессор Леонид Ушкалов (подготовка текста, предисловия, примечаний и комментариев, обновленная редакция переводов с латыни, общее руководство).

Новое академическое издание сочинений Г. С. Сковороды, ставшее одним из победителей Львовского форума издателей «Лучшая книга форума 2010», получившее Гран-при «Книга года Украины 2010», будет весьма ценным источником для философов, литературоведов, языковедов, педагогов, богословов и других специалистов, изучающих творчество украинского поэта и философа, надежной опорой для переводов его сочинений на иностранные языки, для подготовки популярных изданий и многого другого.

 

 Несколько слов на презентации нового Полного академического собрания сочинений Григория Сковороды // Г. Сковорода і сучасна моральна філософія: Збірник наукових статей / Науковий редактор О. М. Кривуля. - Харків; Сковородинівка: Видавець Савчук О. О., 2010 [2011] . - С. 16-20. 

См. текст презентации

 

Когда время отчасти славянофильствовало //Сократ. Журнал современной философии. -2010. -№2, май. –С.84-89.

«…Разворачивающаяся Война все дальше и дальше вовлекала мир в “не календарный – настоящий двадцатый век” (Ахматова). Первоначальный энтузиазм самопознания и самоопределения понемногу сменялся все более явственным ощущением грядущей и уже свершающейся Катастрофы. Впрочем, суровым играм «витязей» и «зигфридов» еще кое-где сопутствовали несравненно более светлые и жизнеутверждающие игры прекрасной половины человечества. В Париже военных лет, - вспоминает Марсель Пруст, - девушки “день-деньской носили на голове (…) высокие цилиндрические тюрбаны, облачившись с гражданской ответственностью в темные, очень «военные» прямые египетские туники поверх довольно коротких юбок; (…) помимо «струящихся» платьев на них были еще и безделушки, своими декоративными мотивами напоминающими о войне, (…) использовались кольца и браслеты из осколков снаряда 75-го калибра, (…) это все потому еще, говорили они, что они постоянно вспоминают о наших бойцах, а если кто-то уже погиб, они так «в траурной скорби», которая «смешана с гордостью»; последнее-то и дозволяло шляпку из белого английского крепа (необычайно изящного, «оставляющего надежду» и неодолимую уверенность в окончательном триумфе), а также замену былого кашемира атласом и шелковым муслином, равно жемчуга – «в рамках той деликатности и сдержанности, о которой бессмысленно напоминать француженкам»”. Обретенное время уже вряд ли славянофильствовало, это была теперь какая-то другая философия, которая, однако, по-новому и на свой лад все же возвращала лук и лиру к изначальной премирной гармонии».

 

Тема персонализма: В.Ф. Эрн и Л.П. Карсавин //Историко-философский альманах. –Вып.3. –М.: Современные тетради, 2010. –С.218-225.

 

 

Alcune parole sul filosofo russo V. Ern //Ern V.F. Rosmini e la sua teoria della conoscenza. Ricerca sulla storia della filosofia italiana del XIX secolo / A cura di Rosalia Azzaro Pulvirenti. – San Paolo [Milano], 2010. – S.477-496.

«Nel cominciare una conversazione su Vladimir Ern – uno dei rappresentanti più insigni della rinascita religioso-filosofica russa dell’inizio del XX secolo – vengono spontaneamente in mente le bellissime parole di Clemente Allesandrino: “L’uomo nel guale vive il Logos non ricorre a scaltri abbellimenti, non rappresenta immagini di altro tipo – egli reca in sé l’immagine del Logos”. Uomo di autentica e profonda religiosità, di grandi talenti, la cui integra natura univa organicamente un forte principio volitivo e un carratere contemplativo ispirato, Ern possedeva un potente fondamento “cardinale”, formato da una certa precoce risolutezza di fondo, da una chiara scelta di vita. In lui si sentiva una certa realizzazione primordiale, un compimento, un’attuazione. Si può dire: un entelechismo, una “già-presenza” di ciò che si sarebbe rivelato in maniera multiforme nel processo di maturazione spirituale e creativa».