скрыть общую навигацию по сайту

Теории коммуникации

 

Современные теории коммуникации

курс Е.Н. Ивахненко

 

     Меня зовут Ивахненко Евгений Николаевич. Как-то, год тому назад, у меня состоялся разговор с только что поступившим на философский факультет магистрантом. Помню, что тогда, как и сейчас, хотелось сказать просто о самом главном в курсе. Начал я с известного литературного персонажа: «Погружаясь в коммуникацию, мы все становимся похожими на мольеровского господина Журдена, который «всю свою жизнь говорил прозой и не подозревал этого». При первом приближении кажется, что наша речь и сама коммуникация полностью подчинены нашему сознанию. Да и как, казалось бы, может быть иначе: ведь мы сначала думаем, а потом говорим? Иногда, правда, ловим себя на том, что что-то «ляпнули», о чем потом, проанализировав высказанное, как правило, жалеем. Простая и до боли знакомая ситуация…». Мой собеседник, Максим Воробьев, не замедлил с вопросом, я – с ответом. Все выглядело, примерно, так:

     Максим Воробьев. Но какое отношение все это имеет к теориям коммуникации?

     Евгений Ивахненко. Отвечу – самое непосредственное.

     МВ. Как же так? Ведь слушая курс по теории коммуникации, мы должны научиться ПРАВИЛЬНО выстраивать отношения с окружающими людьми, с пользой для себя и, по возможности, для всех участников диалога. Не так ли?

    ЕИ. Да, Вы отчасти правы, но если Вы хотите научиться общаться и завоевывать расположение своего окружения, то почитайте Дейла Карнеги или прослушайте курс теорий коммуникации на факультете менеджмента, придите на кафедру рекламы, Public relations, наконец. На философском факультете мы будем говорить о других вещах.

    МВ. О чем еще можно говорить в курсе теорий коммуникации, как не о самой коммуникации?

    ЕИ. Вот именно – о самой коммуникации, ее природе, ее существе, а не только о приемах, используя которые мы завоевываем расположение своего окружения или решаем какие-либо другие задачи.

    МВ. Пока мне мало что понятно. Хотя, признаться, когда я читал тексты Юргена Хабермаса и Никласа Лумана, нечто похожее на сказанное вами мне приходило в голову.

    ЕИ. Вы сейчас назвали два ключевых имени в нашем курсе – Хабермас и Луман. Ю.Хабермас, например, ставит вопрос: возможен ли взаимный рост согласия и морального поведения? Н.Луман утверждает: наблюдение производится системой, которая сама производится наблюдением.

    МВ. Вот как раз последнее я никак не могу взять в толк...

    ЕИ. А как Вы отнесетесь к тому, что наблюдатель – это не только человек, но и живая клетка, организм, социальная система? Что все они вступают в коммуникацию?

    МВ. Скажу только, что в учебниках по коммуникативистике об этом ничего не сказано…

 

Впрочем, если Вы решили посещать мой курс, то нам следует построить СВОЙ диалог о коммуникации. Правда, приступая к делу, сначала предлагаю отказаться от распространенного ПРЕДУБЕЖДЕНИЯ, что все увидят одно и то же положение вещей, если должным образом поразмыслят…

 

См. Программу курса СТК